Thursday, September 22, 2016

The secret text of the Kerry-Lavrov deal on Syria was published by AP: my comments and the text



AP published (https://apnews.com/f5428d60326c4394a1c95efcefad8d77) the secret text of the “ceasefire deal” between the US and Russia agreed upon by John Kerry and Sergey Lavrov on September 9, 2016.  First my comments, then the full text of the agreements as published by AP below.
1.      Strictly speaking, the only official Sides to the US-Russian (Kerry-Lavrov) deal are the USA and Russia (preamble). However, the agreement demands its full implementation especially from the Syrian government.
2.      Article 2: “On D [the start of the implementation] +2 [days], if the CoH [cessesation of hostilities] in Syria has continued to hold to the mutual satisfaction of the Sides [that is, only to the full satisfaction of the US and Russia], they [the US and Russia] will extend it for a mutually agreed upon period of time. Subsequently, the Sides may decide to extend the CoH indefinitely, under the same terms. The Sides will use their influence with the parties to fully honor the terms of the CoH.” The deal thus takes it for granted that the US and Russia will be making sovereign decisions for Syria, about Syria, while “using their influence” on the Syrian government and current allies of al Qaeda to have the decisions of the US and Russia honored and fulfilled. The Syrian government is given no voice to play in this process or in this decision making process. At best, the Syrian government is reduced to one of the combatants at the level of supposedly moderate allies of al Qaeda.
3.      The resupplying of Aleppo is to be done from Turkey and trucks and loads sealed by “the UN Monitoring Mission” clearly meant to be as such not subject to Syrian inspection. The Syrian government is not given any right to undo the seals and thus to look into then cargoes and see for itself what is actually inside: “Article 3. Special measures will also go into effect for the Castello Road area in Aleppo (as defined by mutually determined coordinates), specifically: a. Beginning Day D, and even prior to the establishment of checkpoints on the Castello road, humanitarian assistance will be delivered consistent with the terms of the CoH and established UN procedures, and in coordination with relevant UN representatives. At the Turkish border, the UN Monitoring Mission (UNMM) will continue to inspect and seal the trucks designated for delivery of humanitarian assistance via Castello Road to Eastern Aleppo. The seals will not be broken and the trucks will not be opened by any authority between the point of their review and sealing in Turkey and the point of their unloading at UN and its partners' warehouses in east and west Aleppo.”
4.      The Kerry-Lavrov deal that planned insertion of international peacekeeping/peacemaking force and establishment of its first checkpoints in Aleppo, with the UN controlling any military and other activities around the strategic Castello Road. This also means that the initial handing-over of the Road to a Russian contingent was most likely but a temporary device/ruse that was to be soon replaced with a more “international” force more palatable and agreeable to “moderate” allies of al Qaeda: “The Syrian Arab Red Crescent (SARC) (or another agreed upon third party) will operate as soon as possible two checkpoints (at agreed upon locations) to verify that, until the UNOPS (or another agreed upon third party) checkpoints are established as clearly described below in this paragraph, only trucks inspected by the UNMM are transiting the road, and that the seals have not been broken. A small detachment of no more than twenty armed personnel per shift provided by, and mutually acceptable to, the government and opposition forces, will provide security for the SARC personnel at the checkpoints on the western and eastern ends of the Castello Road, respectively. The UN will monitor (by physical presence or remotely) the activities of all personnel at the checkpoints. These SARC-manned checkpoints and physical security for them will be handed over to independent, international personnel under the direction of UNOPS (or another agreed upon third party), as soon as they can be deployed. These internationally-managed checkpoints will provide for the phased-in unrestricted movement of all humanitarian, commercial and civilian traffic on Castello Road, as well as the non-use of the road for the transport of weapons (in accordance with procedures to be developed). Phasing will proceed as quickly as possible, when those managing the checkpoints assess, in consultation with the UN and the Sides, that they have the capabilities to accommodate the traffic in a safe and orderly manner.”
5.      The withdrawal of the Syrian Arab Army from the liberated strategic Castello Road was clocked as a “simultaneous pull-back” of both sides—when it was the part controlled by the Syrian Army, which was the real subject of these provisions: “Simultaneous with the establishment of the SARC (or another agreed upon third party) checkpoints indicated in 3(b), pro-government forces and opposition units will pull back simultaneously from Castello Road, and the vacated area will be considered a "demilitarized zone."”
6.      The Castello Road demilitarized zone—purged off the Syrian Arab presence—was to be quite extensive: “Specifically, pro-government forces will: —Pull back heavy weapons such as armored fighting vehicles and infantry fighting vehicles (other than BTR-60 and BMP-1 without ATGM), tanks, artillery, and mortars, to a distance of 3,500m north of the road;—Pull back crew-served machine guns, BTR-60 and BMP-1 without ATGM to a distance of 2,500m north of the road; —Pull back all personnel, other than those present at two observation posts, to a distance of 1,000m north of the road armed with only small arms or light machine guns;
7.      According to the Kerry-Lavrov deal, the “opposition forces” (read al Qaeda and its allies) were to pull back ONLY if the Kurds were to behave: “On the eastern end of Castello Road on the agreed-upon map (to be determined), the opposition will operate depending on the actions of the Kurdish militia units: if the Kurds are present north of Castello Road, the opposition will remain in place; if the Kurds pull back 500m south of Castello Road, the vacated area will be considered to be demilitarized and the opposition groups will pull back 500m north of the road;
8.      The Kerry-Lavrov deal then also includes this stunning provision for al Qaeda, which appears to recognize the built-in implication and expectation that the deal is not binding on al Qaeda, the main force of the opposition, and thus that al Qaeda was to be largely free to use or violate this deal or opportunity as necessary or as induced: “The opposition will make every effort [not defined, not explained] to prevent Nusra forces from advancing into the demilitarized zone from opposition-held areas adjacent to it.”
9.      According to the Kerry-Lavrov deal, Castello Road was to allow movement of armed opposition forces from Aleppo: “Any Syrians can leave Aleppo via Castello Road, including armed opposition forces with their weapons, with the understanding that no harm will come to them and they can choose their destination." Freedom of travel for ARMED al Qaeda militants--that's a new unprecedented "rule" in international law! Here jointly agreed upon by the US and Russia who even pledged to secure and guarantee this new "right" and freedom for al Qaeda.
10.  The demilitarized Castello Road was to be policed by the US and Russia: “Any reported violations of the demilitarized zone by any party will be addressed by the United States and Russia.” 
11.  Syrian Air Force was to be placed under a US veto power and control—basically a no fly zone regime: “The Sides will confirm to each other that the Syrian government and opposition have agreed to adhere to the applicable obligations in the JIC's ToR, including with respect to the Designated Areas (per geo-coordinates agreed upon by the Sides) where Syrian military aircraft cannot operate, except for agreed non-combat flights, and where the Sides will develop targets for action against Nusra. … Simultaneous with U.S. or Russian strikes on targets agreed to within the JIC, ALL Syrian military air activities - fixed and rotary wing - will be halted in the agreed designated areas pursuant to the agreed ToR.”
12.  The deal also reconfirms the right of the US (and its allies) to use force against the Syrian government and the Syrian Army if the US were to deem them as violators of this exclusive, separate deal between the US and Russia from which the Syrian government as been excluded both as a negotiating party and as a signatory: “On Day D, the government and opposition groups that are parties to the CoH shall confirm to the Sides their commitment to the CoH. Any violation of the CoH before or after the JIC is established will be dealt with in accordance with the terms for the CoH agreed to in the Joint Statement of February 22, 2016 and the Standard Operating Procedures to Support the Cessation of Hostilities of March 28, 2016.”
***
The following is the text of the Syria cease-fire agreement reached by the United States and Russia on Sept. 9, 2016.
While the truce appears to have all but collapsed amid Syrian government and rebel violations, Washington and Moscow say they're committed to trying to revive the deal.
When the agreement was struck, the former Cold War foes decided to keep it confidential. Other powers, such as France, have complained about the secrecy.
Both the U.S. and Russia in recent days have spoken of making the document public. The Associated Press obtained a copy of the agreement. The document is time-stamped Sept. 9 at 10 p.m.
___
Reducing Violence, Restoring Access and Establishing the JIC
The Russian Federation and the United States (hereafter - "the Sides") intend to undertake joint efforts to stabilize the situation in Syria, with special measures for the Aleppo region. Delineation of territories controlled by ISIL, "Jabhat Al-Nusra," and moderate armed opposition forces remains a key priority, as does separating moderate opposition forces from Nusra.
The Sides will designate a date and time at which the following measures will go into effect (designated as Day "D'').
1. On Day "D," all parties to the cessation of hostilities (CoH) in Syria will recommit to the CoH and honor its terms in full, as set forth in the February 22, 2016 Joint Declaration of the Russian Federation and the United States, for a 48 hour period. In particular, these terms include: ceasing all attacks with any weapons, including aerial bombardments, rockets, mortars, and anti-tank guided missiles; refraining from acquiring or seeking to acquire territory from other parties to the CoH; allowing humanitarian agencies rapid, safe, unhindered and sustained access throughout areas under their operational control and allowing immediate humanitarian assistance to reach all people in need; employing proportionate use of force (i.e. no greater than required to address an immediate threat) if and when responding in self-defense. The Sides will agree and inform all parties as to the date and time for "Day D."
2. On D+2, if the CoH in Syria has continued to hold to the mutual satisfaction of the Sides, they will extend it for a mutually agreed upon period of time. Subsequently, the Sides may decide to extend the CoH indefinitely, under the same terms. The Sides will use their influence with the parties to fully honor the terms of the CoH.
3. Special measures will also go into effect for the Castello Road area in Aleppo (as defined by mutually determined coordinates), specifically:
a. Beginning Day D, and even prior to the establishment of checkpoints on the Castello road, humanitarian assistance will be delivered consistent with the terms of the CoH and established UN procedures, and in coordination with relevant UN representatives. At the Turkish border, the UN Monitoring Mission (UNMM) will continue to inspect and seal the trucks designated for delivery of humanitarian assistance via Castello Road to Eastern Aleppo. The seals will not be broken and the trucks will not be opened by any authority between the point of their review and sealing in Turkey and the point of their unloading at UN and its partners' warehouses in east and west Aleppo.
b. The Syrian Arab Red Crescent (SARC) (or another agreed upon third party) will operate as soon as possible two checkpoints (at agreed upon locations) to verify that, until the UNOPS (or another agreed upon third party) checkpoints are established as clearly described below in this paragraph, only trucks inspected by the UNMM are transiting the road, and that the seals have not been broken. A small detachment of no more than twenty armed personnel per shift provided by, and mutually acceptable to, the government and opposition forces, will provide security for the SARC personnel at the checkpoints on the western and eastern ends of the Castello Road, respectively. The UN will monitor (by physical presence or remotely) the activities of all personnel at the checkpoints. These SARC-manned checkpoints and physical security for them will be handed over to independent, international personnel under the direction of UNOPS (or another agreed upon third party), as soon as they can be deployed. These internationally-managed checkpoints will provide for the phased-in unrestricted movement of all humanitarian, commercial and civilian traffic on Castello Road, as well as the non-use of the road for the transport of weapons (in accordance with procedures to be developed). Phasing will proceed as quickly as possible, when those managing the checkpoints assess, in consultation with the UN and the Sides, that they have the capabilities to accommodate the traffic in a safe and orderly manner.
c. Simultaneous with the establishment of the SARC (or another agreed upon third party) checkpoints indicated in 3(b), pro-government forces and opposition units will pull back simultaneously from Castello Road, and the vacated area will be considered a "demilitarized zone."
Specifically, pro-government forces will:
—Pull back heavy weapons such as armored fighting vehicles and infantry fighting vehicles (other than BTR-60 and BMP-1 without ATGM), tanks, artillery, and mortars, to a distance of 3,500m north of the road;
—Pull back crew-served machine guns, BTR-60 and BMP-1 without ATGM to a distance of 2,500m north of the road;
—Pull back all personnel, other than those present at two observation posts, to a distance of 1,000m north of the road armed with only small arms or light machine guns;
—On the south side of the road, pull back all personnel, weapons and equipment to a distance of 500m from the road;
—Establish up to two observation posts no less than 500m north of Castello road. The locations will be mutually agreed upon, depending on terrain, with a staff of up to 15 persons equipped with small arms only for self-defense and observation equipment;
—Not impede any humanitarian, civilian and commercial traffic transiting Castello Road; and
—Not occupy areas that opposition groups vacate or set up positions in the demilitarized zone, other than the observation posts.
Opposition forces will simultaneously undertake the following actions:
—On the eastern end of Castello Road on the agreed-upon map (to be determined), the opposition will operate depending on the actions of the Kurdish militia units: if the Kurds are present north of Castello Road, the opposition will remain in place; if the Kurds pull back 500m south of Castello Road, the vacated area will be considered to be demilitarized and the opposition groups will pull back 500m north of the road;
—On the western end of Castello Road (on the line of contact extending north from the Castello shopping complex), the opposition pullback will be conducted analogous to the withdrawal of pro-government forces enumerated above.
—Opposition groups located in the 31/15 quadrant of the Russian-provided map, to the north of the Castello shopping complex, will:
—Pull back heavy weapons such as armored fighting vehicles and infantry fighting vehicles (other than BTR-60 and BMP-1 without ATGM), tanks, artillery, and mortars, to a distance of 3,000m north;
—Pull back crew-served machine guns, BTR-60 and BMP-1 without ATGM to a distance of 2,500m north;
—Pull back all personnel to a distance of 1,000m north with only small arms or light machine guns;
—Along the portion of the road that runs from the Castello shopping complex to near the Layramoun Circle, the opposition groups will pull back personnel and weapons to 500m north of Castello Road. This mirrors the pullback of pro-regime forces to 500m south of the Castello Road between those points;
—Not impede any humanitarian, civilian and commercial traffic transiting Castello Road;
—Will not occupy areas that pro-regime forces vacate or set up positions in the demilitarized zone, other than the observation posts; and
—The opposition will make every effort to prevent Nusra forces from advancing into the demilitarized zone from opposition-held areas adjacent to it.
d. Any Syrians can leave Aleppo via Castello Road, including armed opposition forces with their weapons, with the understanding that no harm will come to them and they can choose their destination. Opposition forces leaving Aleppo with weapons must coordinate ahead of time with UN representatives as to the time they will be using Castello Road and the number of personnel and weapons and military equipment departing. It is also understood that no harm will come to civilians or to opposition forces who abide by the CoH and who choose to remain in Aleppo.
e. Any reported violations of the demilitarized zone by any party will be addressed by the United States and Russia. In the event of a penetration of the demilitarized zone by fighters from Nusra after the JIC has been established, the United States and Russia will act in accordance with the provisions of the JIC Terms of Reference (ToR).
f. On Day D, both pro-government forces and opposition groups in the Ramouseh gap will provide safe, unhindered and sustainable humanitarian access to eastern and western Aleppo. They will also facilitate unrestricted movement of all commercial and civilian traffic on the Khan Tuman Road in the Ramouseh Gap in coordination with the UN and establish a monitoring mechanism to be agreed to by the Sides and the UN as soon as possible to ensure access is unimpeded. For this purpose, technical teams from the Sides and the UN will convene by D+4. The delivery of humanitarian assistance will be consistent with the terms of the CoH and established UN procedures, and in coordination with relevant UN representatives. Neither the opposition groups nor pro-government forces will launch attacks within the area indicated in the attached map, and according to the corresponding geo-coordinates (hereinafter referred to as the "area"). Neither the opposition groups nor pro-government forces will attempt to acquire new territory from the other in the "area."
4. The Sides will confirm to each other that the Syrian government and opposition have agreed to adhere to the applicable obligations in the JIC's ToR, including with respect to the Designated Areas (per geo-coordinates agreed upon by the Sides) where Syrian military aircraft cannot operate, except for agreed non-combat flights, and where the Sides will develop targets for action against Nusra.
5. The Sides will announce the establishment of the JIC, on the basis of the ToR and Designated Areas agreed by the Sides, once measures in paragraphs 1-4 above (with exception of the deployment of UNOPS checkpoints and associated movement of commercial and civilian traffic on the Castello Road and the implementation of the monitoring mechanism referenced in paragraph 3(f)) have been implemented to their mutual satisfaction, including at least seven continuous days of adherence to the CoH.
Ref A - Annex
—The Sides will commence preparatory work for the JIC, beginning Day D. These preparations will include initial discussion and sharing of information necessary for the delineation of territories controlled by Nusra and opposition groups in the areas of active hostilities for the purpose of the ultimate operation of the JIC. The more comprehensive process of delineation will be conducted by experts once the JIC is established. Preparations for the JIC will also include: identifying suitable interim and long-term premises; determining necessary working procedures, consistent with the already agreed Terms of Reference (TOR); and determining if there are mutually agreeable adjustments that should be made, consistent with changes on the ground, to the already agreed map of the Designated Areas, so that the JIC can be fully functional as soon as there are seven continuous days of adherence to the CoH and access to Aleppo as per the terms of this understanding.
—In the period between Day D and the establishment of the JIC, the Sides will each develop actionable Nusrah and Daesh (ISIL) targets so as to be in a position to share them in a way that allows strikes to commence on the day the JIC is established. Simultaneous with U.S. or Russian strikes on targets agreed to within the JIC, all Syrian military air activities - fixed and rotary wing - will be halted in the agreed designated areas pursuant to the agreed ToR.
—On Day D, the government and opposition groups that are parties to the CoH shall confirm to the Sides their commitment to the CoH. Any violation of the CoH before or after the JIC is established will be dealt with in accordance with the terms for the CoH agreed to in the Joint Statement of February 22, 2016 and the Standard Operating Procedures to Support the Cessation of Hostilities of March 28, 2016.
—The Sides commit to expedite the deployment of UNOPS on Costello Road as agreed in paragraph 3(b).
—Day D will commence at 19:00 Damascus time on Monday, 12 September, 2016.
—Each Side reserves the right to withdraw from this arrangement if they believe the terms have not been fulfilled.

Tuesday, September 20, 2016

Russian and late Soviet leadership reduced the historical role of Russia defeated in the Cold War largely to one: delivering, betraying, selling?, and surrendering its friends and allies as well as its own people to Russia's former enemies (in Russia to oligarchs, mafias, and pro-fascist Vlasov-like "liberals") either in bulk (as in the 1980s-1990s) or one by one; moreover, in the case of its own people, this elite, really, true anti-elite (and anti-people), are also handing them over and abandoning them to degradation and dramatic impoverishment (over 70% of people driven down to $150 and less to live on per month)

El Murid is asking what is Russia doing in Syria and what are the actual objectives of its involvement there since September of 2015 and why did not Russia help its ally earlier and why, after the September 2013 crisis, did Russia recall from Damascus its main military advisor to the Syrian government? The answer lies in the concrete political steps of the Kremlin--the objective has been to make a deal with the US, one which suits the US and which would bring the US a "victory" of sorts there, hopefully before Obama leaves office.
As the Soviet Union dutifully delivered and handed over to Empire nearly all its allies in the late 1980s and then, with the rump of Russia, in the 1990s, there is a little doubt that Moscow's obligation under all the surrender deal is to deliver the rest as well.

In this regard, somewhat according with the template of the New Testament, such leadership has been recast by its PR (and a part of Empire's PR) divisions and establishment as a Savior of mankind and Russia in the form of the cult of Putin, which combines traits of a postmodern Jesus with a postmodern, post-communist (anti-communist) Marx and an American superhero. Even though the more correct archetype is that of a Judas. When someone consistently acts like Judas, to expect that he will turn into a Jesus, a Marx or even a new, "improved" (i.e., liberal or pseudo-czar-like) Stalin is ridiculous.

The historical role and function of Russian post-communist and anti-communist mafia, comprador oligarchy boils now to the question of how the rest of the sell-out and betrayal is to be framed, staged and carried out. Part of the answer is already known--when most people are reduced to abject poverty by being reduced to a stipend or "wage" or "pensions" around $100, the absolute bottom is already close by and very real. Moreover, at that level, not only an advanced economy cannot function (except for few limited areas), but the fabric of society also starts ripping itself apart and disintegrate, and the quality and even basic reproduction of human capital can no longer be maintained. Like other societies which got themselves to these low levels of existence, today's Russia is already showing the signs of what is then the result of such dramatic degradation--wealth and power goes to the people with guns and means of violence. When wealth and stability of society no longer rises from honest and productive work because the system is destroying and/or plundering such work well above any sustainable limits, power and wealth revert to their dark genesis and start rising from the barrel of a gun.

"Первый очевидный вопрос — что мешало России оказать военную помощь Асаду не в катастрофическом для режима 15 году, а в 11 или даже в 12? Мало того — что заставило Россию в том же 11 и 12 году дважды предать Асада, вынудив его вначале присоединиться к плану Кофи Аннана, который не позволил добить блокированных в Хомсе боевиков, а затем Россия по неизвестной до сих пор причине ликвидировала вообще свое военное присутствие в Сирии, упразднив аппарат Главного военного советника. Который вполне в рабочем порядке существовал аж с 60 годов."
Через неделю будет годовщина начала нашей очередной военной авантюры — в Сирии. То, что это авантюра, нет смысла напрягаться и доказывать. Достаточно беспристрастно ответить на несколько вопросов (если у них вообще имеется ответ).
Первый очевидный вопрос — что мешало России оказать военную помощь Асаду не в катастрофическом для режима 15 году, а в 11 или даже в 12? Мало того — что заставило Россию в том же 11 и 12 году дважды предать Асада, вынудив его вначале присоединиться к плану Кофи Аннана, который не позволил добить блокированных в Хомсе боевиков, а затем Россия по неизвестной до сих пор причине ликвидировала вообще свое военное присутствие в Сирии, упразднив аппарат Главного военного советника. Который вполне в рабочем порядке существовал аж с 60 годов.
(В скобках отмечу, что именно при Путине Россия ушла из Лурдеса, Камрани, а в 12 году — из Сирии. Зачем - внятного ответа на вопрос до сих пор нет. Их вообще очень много, и все они касаются нашего последовательного отказа от своих национальных интересов по всем направлениям. Надеюсь, что ответы все-таки когда-то прозвучат, и идеально - в строках приговора всем причастным к этим процессам.)
Так что вопрос выглядит совершенно непраздным, и внятного ответа на него никто давать не спешит.
Второй не менее очевидный вопрос — каковы цели российской операции в Сирии? Военные и политические? Путин за этот год неоднократно менял свои показания по этому поводу, а главное — из всего сказанного им так и не ясно — что именно служит критерием успеха операции? Отсутствие ответа на этот вопрос автоматически влечет за собой третий — так мы достигли каких-то целей, о чем было заявлено тем же Путиным 14 марта 16 года или все-таки нет? Если да — то что мы делаем там до сих пор? Если нет — то для чего нужен был этот цирк имени ослика Иа «входим и выходим»?
Еще один и весьма неясный вопрос — кто именно является нашим противником в этой военной авантюре? Официальная точка зрения про ИГИЛ не выдерживает никакой критики. В Латакии, Алеппо, Идлибе ИГИЛ нет. Кого тогда мы там бомбим? Если же кроме ИГИЛ нашими противниками являются еще какие-то группировки, то где их полный список и по каким именно критериям одних террористов мы называем террористами, а других — умеренной оппозицией? В чем ее умеренность, и каковы признаки, по которым одни террористы выглядят более рукопожатными, чем другие? Парадокс — но даже через год после начала всей этой странной войны ответа на этот вопрос нет.
Главный вопрос: про подступы, на которых мы там кого-то останавливаем.
Наша пропаганда по понятным причинам понятия не имеет про специфику, особенности, доктрину (военную и политическую) Исламского государства. Все эти записные врали на ток-шоу несут лютую пургу, не вдаваясь в подробности и отрабатывая свой номер. Проблема заключается в том, что Исламское государство не является нашим военным противником. Для России ИГИЛ военную угрозу не представлял, не представляет и не будет представлять. У него нет на территории России ни единой задачи, которую он может и готов реализовывать военным образом.
Уже поэтому военная операция против ИГИЛ (даже если принять на веру абсурдную версию про дальние подступы) напоминает известную байку про микроскоп и гвозди. Дорого и абсолютно неэффективно. Террористическая угроза от ИГИЛ, безусловно, исходит — но она купируется не «Калибрами» и не армейским спецназом, а будничной и текущей работой спецслужб.
При том, что военным противником для России ИГИЛ не является, Исламское государство, конечно же, несет серьезную угрозу для нынешнего режима. Однако эта угроза находится в совершенно иной плоскости.
ИГИЛ в ходе своего развития и неоднократных трансформаций сумел выработать и сформулировать, а также создать мощную медийную и пропагандистскую машину для распространения крайне привлекательной идеологии, которая созвучна запросам огромных масс людей и во многом соответствует понятиям и ценностям исламской цивилизации. Дело в том, что сегодня практически все светские проекты в исламских странах по факту либо схлопнулись и прекратили свое существование, либо находятся в состоянии идейного банкротства. Понятие справедливости и привлекательного устройства общества стало бесхозным — и было подобрано радикальными исламистскими течениями. Одним из наиболее цельных и непротиворечивых стал идеологический проект Исламского государства. Я не стану сейчас его расписывать или обозначать основные положения — лишь отмечу сам факт.
Для России эта идеология практически безвредна просто по причине полного несовпадения ценностных категорий, которыми оперирует ИГИЛ. Но есть одно но.
В самой России идеологическое поле, работающее с понятием справедливости, представляет из себя выжженную пустыню. Нет ни одной системной силы, которая бы словом и делом доказывала свое стремление к справедливости для народа России. Всевозможные карманные партии типа КПРФ, СР и прочей «оппозиции» используют это понятие, но добиваться справедливости в реальности не намерены. Для себя вожди этих партий ее уже построили, все остальное для них не играет никакой роли. Правящая ЕР, представляющая интересы мафиозно-клептократического сословия, заинтересована в удержании построенной для этого сословия справедливости, выраженной в праве безграничного разворовывания остатков страны.
Для народа справедливости в современной России нет и не предвидится.
В таких условиях любая, даже крайне нетрадиционная и экзогенная идеология, привнесенная извне, но разрабатывающая тему справедливого устройства общества, начинает действовать в условиях отсутствия какого-либо противодействия. В начале 90, когда возник идеологический вакуум, примерно так же в Россию хлынули сотни разнообразных сект — от секты Муна до сайентологов, заполняя его. Сегодня в условиях совершенно запредельного пренебрежения к народу со стороны правящей верхушки и ее челяди запрос на справедливость только растет, и кто именно предложит свое решение — лишь вопрос времени.
В таких условиях угроза со стороны радикальных идеологий, предлагающих быстрое и окончательное решение проблемы (не только исламистских идеологий, кстати говоря), резко возрастает. Но это не проблема ИГИЛ — это наша проблема, и справиться с ней ковровыми бомбардировками сирийских городов не удастся.
Подытоживая, можно сказать, что Исламское государство, являясь нашим несомненным противником, несет в себе угрозы, которые парируются либо неадекватно, либо вообще никак, а потому та борьба с ним, которую имитирует правящий в России режим, не имеет положительного решения.
Военная операция в Сирии по тем же причинам выглядит сомнительной и имеющей все признаки откровенной авантюры с крайне неясными целями, задачами, а потому и результатами. Национальным интересам России эта операция в проводимом формате и при имеющемся бэкграунде сирийского и ближневосточного направления нашей политики не соответствует вообще. Остается вопрос — что мы там делаем?
http://redironnights.blogspot.ru/2016/09/blog-post_56.html

Через неделю будет годовщина начала нашей очередной военной авантюры — в Сирии. То, что это авантюра, нет смысла напрягаться и доказывать. Достаточно беспристрастно ответить на несколько вопросов…
el-murid.livejournal.com

Several times Putin affirmed that both Russia and the US are pursuing in Syria the same goal or that their objectives coincide: the basis of this agreement appears to be the mutually peddled notion of the US separating at last its "moderate" proxies or US-supported militants from al Qaeda in Syria: think about it!

Dmitry Peskov, Putin's spokesman said: The US has failed to deliver on its written pledge to separate al Qaeda from al Qaeda allies--allies which the US supports.

Read this slowly and then think about it and then read it again.

If that does not help, try this:

President George W. Bush to a Joint Session of Congress and the American People on September 20, 2001--9 days after 9/11: "And we will pursue nations that provide aid or safe haven to terrorism.  Every nation, in every region, now has a decision to make. Either you are with us, or you are with the terrorists.  (Applause.)  From this day forward, any nation that continues to harbor or support terrorism will be regarded by the United States as a hostile regime." (official release)

President George Bush, on November 6, 2001: "There is no room for neutrality in the war against terrorism."

Another Donbass leader killed (this time near Moscow) and Plotnitsky claimed he prevented an attempted coup d'etat

On Monday, September 20, Evgeniy Zhilin, of the co-founders of OPLOT, associated with the head of the DPR, Zakharchenko (and like him also linked formerly to the SBU), was assassinated near Moscow where he lived as part of the security-business groups which are part of the post-Soviet centers of power and wealth. The same day, September 20, Plotnitsky came out with a stunning statement that, both in Lugansk and Donetsk, security forces "preempted" an attempt at a coup d'etat allegedly organized by Kiev, but with a "likely" backing from unnamed people living in Russia. According to Plotnitsky, the internal unrest was to be used by Kiev as a pretext and facilitation for invasion. Interestingly, Plotnitsky's statement (which I already posted earlier today) has been largely ignored or suppressed.

http://www.foxnews.com/world/2016/09/20/prominent-ukrainian-separatist-killed-in-moscow.html

http://dnr-news.com/dnr/35644-igor-plotnickiy-soobschil-o-popytke-gosperevorota-v-lnr.html

Sunday, September 18, 2016

Investigative material on the genesis of today's Russia as a Company with no accoutability

Вова и Сургут


1. Вместо эпиграфа.
«Тамбовская ОПГ как таковая уже не существует, она существовала в прошлом… Она появилась по заказу ФСБ, была создана в целях обогащения. Россия сформировалась как отдельное государство, и поэтому появилась эта организация. Вот и всё, от этой организации ничего не осталось. Осталась только очень большая сумма денег и легенда…
Одной частью [денег] управляет Кумарин, но тут речь идет максимум о 100 млн. И другая часть принадлежит другим людям, официальным лицам, она действительно им принадлежит… Генералам, людям, которые работают в правительстве».
Из протокола допроса Михаила Монастырского (Моня-Фаберже), одного из основателей тамбовской ОПГ. Испания, Мадрид, 9 марта 2007 г.


2.Привет из Сургута.
В 2010 г. неожиданно для всех мэром Москвы назначили вот это существо:

Широкой публике в Москве он был почти не известен. Журналисты кинулись выяснять его биографию и за что ему такая честь – возглавить столицу. Оказалось, Собянин – старый знакомый Путина по 1990-м годам. Когда Путин в начале нулевых на первом президентском сроке посещал Тюмень, местные журналисты были удивлены, услышав как он по-братски приветствовал тюменского губернатора Собянина: «Привет, Серега!». Чувствовалось, пацаны знакомы давно.
Но где они познакомились? – Путин в 90-х был в Питере, потом – в Москве, в администрации Ельцина, потом главой ФСБ. А Собянин — мэр Когалыма, депутат в Ханты-Мансийском округе, сенатор. Где они могли пересекаться?

Ближе всего к разгадке удалось подойти «Русскому Ньюсуику». В номере от 20.10.2010 г. со ссылкой на «бывших чиновников питерской мэрии» был напечатан рассказ, как тамбовская ОПГ в 90-х наехала на НПЗ в Киришах (Ленинградская обл.), который принадлежал «Сургутнефтегазу». Директор последнего Владимир Богданов отправил разбираться своего друга Собянина. Тот поехал и там познакомился с Путиным. Т.е. на бандитских разборках.
Из статьи в «Ньюсуике»:
«Бывшие чиновники питерской мэрии вспоминают, что тогда на НПЗ в Киришах положила глаз тамбовская преступная группировка, которая контролировала практически весь Санкт-Петербург и начинала экспансию по окрестностям, Богданов отправил разбираться Собянина. И именно тогда он якобы познакомился с Путиным, и тот помог ему решить вопросы завода с преступностью. Собянин вообще был партнером Путина и его соратника Геннадия Тимченко по питерскому нефтебизнесу, утверждает политолог Станислав Белковский: Путин и Тимченко обеспечивали оперативное управление заводом, Собянин отвечал за поставки. Структуры Тимченко стали продавать продукцию Киришей за рубеж».
Приехал Серега на разборки, а там Путин. Сидит, решает «вопросы с преступностью» (тамбовской причем). И так они понравились друг другу, что наладили совместный бизнес и подружились.
Известное фото на Пасху 2013 г., когда Медведев пришел с женой, а Путин с другом.

Что породило массу шуток по этому поводу:

Ну а если серьезно, «Сургутнефтегаз» действительно в 1990-х вел в Питере войну с тамбовской ОПГ. Она длилась много лет, пик пришелся на 1994-96 гг., Путин тогда как раз был вице-мэром. Вот только «бывшие чиновники питерской мэрии» явно не всё рассказали «Ньюсуику».
Дело в том, что эту войну «Сургутнефтегаз» вчистую проиграл. Бандиты отобрали у него всё в городе, а Киришский НПЗ попал под контроль дружественной им бригады чекистов во главе с Тимченко. От кого Вова Путин спасал завод, не понятно. От себя что ли и от своих друзей?

Вид тут у Путина, конечно, жутковатый. Оплывшее от ботокса лицо, то ли синяк, то ли надрез под челюстью. С таким только на разборки ездить. Я не знаю, колет ли еще кто-то ботокс в тамбовской ОПГ, но борьба Путина за красоту впечатляет. Это все нелегко, спросите у женщин.
Ведь уколы ботокса под кожу вызывают обширные синяки первое время:

А ходить на высоких каблуках?

Сантиметров этак восемь?

Возвращаясь к истории с Киришским НПЗ, Собянин в 90-х ездил в Питер, конечно, не спасать завод от преступности. А договариваться с ней. Искать компромисс: Питер ваш, дорогая преступность (Путин, Тимченко и тамбовские), но нефть-то наша. И судя по их последующей дружбе с Путиным и по тому, что Тимченко доит завод до сих пор (уже больше 20 лет), переговоры прошли успешно.

3. Тамбовская топливная компания.
При разделе советской нефтяной промышленности в 1993 г. «Сургуту» достались неплохие активы на Северо-Западе России: НПЗ в Киришах (единственный в регионе), сеть заправок «Нефто-Комби» (более 100 АЗС в Петербурге), нефтебаза «Ручьи» (70% хранилищ бензина в регионе), нефтебаза «Красный нефтяник» (мазут и масла), «Леннефтепродукт» (сеть АЗС в Лен. области) и т.д.
Короче, «Сургут» получил монополию на топливном рынке Петербурга.

Получил, но ненадолго.

Очень быстро на все это богатство положила глаз тамбовская ОПГ. Уже к 1996 г. «Сургут» утратил де-факто контроль над своими дочками в Питере. На них отработали весь арсенал рейдерских захватов. На нефтебазу «Ручьи» прислали налоговую и ментов, и те ушли только, когда директор сдал базу в аренду бандитам за копейки. Позднее к ним перешли и акции нефтебазы.
В сургутской дочке «Нефто-Комби» (крупнейшая сеть АЗС в городе) «Сургутнефтегаз» в 1996 г. просто выкинули из акционеров. Провели допэсиссию акций и размыли его долю до небольшого пакета. Собрание акционеров, где было принято такое решение, прошло под диктовку бандитов. Юриста — представителя «Сургута» утром перед собранием встретили в подъезде крепкие ребята и рекомендовали вести себя правильно, чтобы потом не пожалеть.
Во всех случаях имущество «Сургута» в Питере отжималось в пользу «Петербургской топливной компании» (ПТК), которую в шутку называли «Тамбовская топливная компания». В честь одноименной ОПГ, которая там заправляла. «Сургут» подавал в суд, конечно, пытался оспорить. Но бесполезно. Это была репетиция дела «Юкоса», только в масштабе города.
Когда-то большинство этих заправок были у «Сургутнефтегаза»…

ПТК была создана мэрией в сентябре 1994 г. под благовидным предлогом стабильного снабжения города топливом. На момент создания там ни у кого не было контрольного пакета. Был 21 учредитель с долей каждого по 4,76%. Вошли крупные потребители топлива (город, железная дорога, пароходства), нефтяники, бандиты тоже (но без контрольного пакета).
Но уже к концу 1996 г. авторитеты Трабер, Гена Петров, Кумарин и их приближенные через цепочку своих фирм владели более 50% акций ПТК.

Еще по 5% получили Путин и его друг Владимир Смирнов (председатель кооператива «Озеро»). От братвы за услуги. Путин оформил свою долю на друга и однокурсника Виктора Хмарина, Смирнов – на оффшор с Виргинских островов.
Состав бандитских акционеров, который сложился в ПТК в 1996 г., был не окончательным. Позднее, в 1998-99 гг. Кум забрал себе доли других авторитетов, став владельцем контрольного пакета. При этом доли Путина и Смирнова Кум не тронул, доля Смирнова даже выросла до 10%. Путин с 1998 г. стал в Москве директором ФСБ, такой акционер бандитам был очень кстати.
Виктор Хмарин, на которого была оформлена доля Путина в ПТК — один из первых известных науке путинских виолончелистов. Хмарин — борец самбо и дзюдо, попал на юрфак ЛГУ по спортквоте в 1970, как и Путин. Позиционирует себя как «адвокат», но на самом деле такой же «юрист» как и его друг Вова Путин: всю учебу провел в спортзале.
Виктор Хмарин:

В 2000-х дела Виктора Хмарина, как водится, пошли в гору, он много лет был поставщиком труб и всякой всячины для «Газпрома». Потом в 2007 они с Путиным поругались (не сдержан был Виктор Николаевич на язык и несколько раз попал под запись). Ну и соответственно вместо Хмарина в тендерах занял другой дзюдоист — Ротенберг. Разочаровал старый друг, так что ж теперь не воровать что ли?

4.Кум и Подшивала.
Как и Путин, Кум предпочитал не оформлять акции ПТК на себя лично, а использовать профессиональное подставное лицо. Выглядело оно вот так:

Это Андрей Подшивалов, личный финансист Кума, который работал на него еще с начала 90-х гг. Именно на Подшивалова Кум оформил такие жемчужины своей империи как ПТК и 5-звездочный «Гранд Отель Европа» на Невском (до 1991 – гостиница «Европейская»).
Официально Подшивалов является владельцем Петербургского городского банка (Горбанка), который в свою очередь с начала нулевых держит контрольный пакет акций ПТК. Ну а по факту Горбанк — это банк тамбовской ОПГ, а Подшивалов – виолончелист у Кума.
С такими серьезными активами Подшивалов в 2000-х официально стал миллиардером и попал в списки «Форбс». При этом он сменил фамилию на Голубев (по жене). Зашифровался типа. Кум, кстати, в конце 90-х тоже сменил фамилию, став Барсуковым (по матери). Однако от перемены фамилий суть не поменялась. Все прекрасно понимали, для кого Подшивалов-Голубев держит миллиарды и как Кумарин-Барсуков их сколотил.

Но что интересно, в 2000-х в Горбанк перешли акции не только Кума, но и Путина со Смирновым. У Хмарина остались копейки, 0,55% , которые были, видимо, его личной долей в ПТК, платой за работу номиналом.
Истинный смысл передачи долей Путина и Смирнова кумаринским финансистам до сих пор не известен. Скорее всего, Путин и Смирнов просто продали свои 15% братве, выйдя из бизнеса с прибылью. Вошли-то они в ПТК за копейки в 90-е, на коррупционных связях, а в 2000-х компания уже под миллиард долларов.
В этой связи, конечно, вызывают улыбку многократные (как на свободе, так и потом в СИЗО) заявления Кумарина, что он никогда не был знаком с Путиным. Все-таки у них с 90-х был общий близкий друг (Смирнов). К тому же выходит, что Кум – хозяин и вице-президент ПТК — не знал, с кем он в доле в этой компании и у кого приобретал акции его адъютант Подшивалов? — Верится с трудом.
Петербург, 1999 г. Владимир Смирнов и Владимир Кумарин (оба — вице-президенты ПТК на тот момент), за ними – «Поздняк» (авторитет Георгий Поздняков, убит в апреле 2000 г.).

В середине 2000-х гг. Кум достиг пика своего могущества. Его называли «ночной губернатор» Петербурга. Но потом он впал в немилость у ребят из Кремля. В августе 2007 его арестовали. Три приговора по разным эпизодам на общую сумму более 50 лет. Кто-то явно решил упрятать его в тюрьму пожизненно.
В чем причина опалы? — Кум вышел из-под контроля, «берега попутал». С некоторых пор он  стал открыто выражать пренебрежение к официальному губернатору города Валентине Матвиенко (Валя-Стакан). Так, в 2005 г. Кумарин и его ребята наехали на подружку Вали-Стакана Наталью Шпакову и отобрали у неё ресторан на Невском. Показали, кто в городе хозяин.
Кроме того, в 2006 Кум наехал на авторитета Сергея Васильева, своего коллегу по тамбовской ОПГ. По приказу Кума Васильева пытались убить и  отнять у него Петербургский нефтяной терминал (ПНТ) стоимостью 500 млн. долл. А Васильев ходил под Тимченко. Тот гнал нефтепродукты через терминал. Васильев выжил при покушении, ПНТ остался у него, но старшие товарищи напряглись: передел порта, который они давно поделили в 90-х, не входил в их планы.
2010 г., Петербург. Выезд уголовного авторитета Васильева в город. Голубой «Роллс-Ройс» , джип охраны, один из главарей тамбовской ОПГ — за рулем лично.

Но это еще не всё. Плюс к неуёмной жадности, Кум начал говорить лишнее в интервью. В июне 2007 он заявил, что «около полутора лет назад» якобы встречался с Литвиненко, они побеседовали и тот «показался мне разумным». Но Литвиненко – враг Путина, сборщик компромата о его связях с мафией.
В итоге Кума посадили, при этом Подшивалова — не тронули. На нем сих пор контрольный пакет ПТК. В рейтинге самых богатых людей Питера, который составляет газета «Деловой Петербург», в 2015 г. Подшивалов и «семья» заняли 10-е место с 60 млрд. руб. Даже немного опередили Ковальчука («Косой» из кооператива «Озеро»).

Под словом «семья» журналисты «Делового Петербурга» имели в виду, конечно, жену Подшивалова Ольгу Голубеву (они работают вместе). Но на самом деле семья у Подшивалова – это тамбовская ОПГ. Это ИХ 60 млрд. рублей.

5. «Команда работала вся вместе…»
Бензиновый рынок – это заправки. Заправки не могут работать без нефтебазы, где они берут топливо. А к нефтебазе нужен НПЗ, который это топливо производит. Такой НПЗ у бандитов был – в Киришах.
НПЗ в Киришах – огромное предприятие, занимающее исключительно выгодное положение. Рядом – Петербург, порты, Финляндия, Прибалтика.

С начала 90-х НПЗ был под контролем бригады Тимченко. Они вцепились в завод мертвой хваткой. С тамбовскими эта бригада была в дружбе, с Путиным, естественно, тоже.
Как работала бригада? Еще с 1987 г. экспорт продукции завода был сосредоточен в государственной фирме «Киришинефтехимэкспорт», она же «Кинэкс» (с 1994 г.). Рулили ей Тимченко и его трое его друзей : Катков, Малов и Адольф Смирнов. Тимченко, Катков и Малов — бывшие сотрудники «Ленфинторга» (подразделение Внешторга СССР в Ленинграде, Тимченко был там подкрышником КГБ). Адольф Смирнов — из Киришей, зам. директора завода.
Андрей Малов (слева) и Евгений Катков:

«Кинэкс» брал продукцию на заводе и гнал её за рубеж, своему партнеру в Финляндии. Тот перепродавал дальше на Запад. Партнером было совместное предприятие «Юралс Финланд», созданное ПГУ КГБ (первое главное управление КГБ, ныне – СВР). Работали там чекисты: Панников, Тарасов, Ровнейко и др.
Схема экспорта нефтепродуктов с Киришского НПЗ в первой половине 1990-х гг.

Фирма «Юралс» была создана в 1990 г. с разрешения генерала Шебаршина, тогдашнего начальника советской разведки. Планировалось использовать её для прикрытия каких-то операций КГБ за рубежом. С распадом СССР она просто перешла в руки её сотрудников и послужила им для личного обогащения.
Андрей Панников, чекист из ПГУ. В 1988 г. был выслан из Швеции за шпионаж, с 1990 г. — директор в «Юралс». Сделал крупное состояние в нефтяном бизнесе.

В 1993 решением из Москвы НПЗ в Киришах отдали «Сургутнефтегазу». В 1994-95 гг. «Сургутнефтегаз» был приватизирован и стал частной компанией. Однако «Кинэкс», его ключевое внешнеторговое подразделение, приватизировали отдельно.
В результате ряда махинаций (включая преднамеренное банкротство) в 1994 г. им завладели уже знакомая нам бригада: Тимченко и три его компаньона (Катков, Малов, Адольф Смирнов). В 1995 они же выкупили на себя и СП «Юралс» в Финляндии, которое стало называться IPP (International Petroleum Products). Теперь уже вся цепочка сбыта нефтепродуктов за рубеж оказалась у них.
Схема экспорта нефтепродуктов с Киришского НПЗ во второй половине 1990-х гг.

По факту Тимченко и бригада в 90-е взяли под себя не только экспорт из Киришей, но и внутренний сбыт. Бандиты из ПТК держали монополию на бензиновом рынке города, а Тимченко был у них монопольным поставщиком.
Это коммерсант Максим Фрейдзон (Макс-Оружейник), который в 90-х занимался топливным бизнесом в Петербурге:

Фрейдзон и его партнер Дмитрий Скигин в 90-е работали под крышей авторитета Васильева. Они держали нефтебазу в Пулково, где заправлялись самолеты. Зайти туда им помог вице-мэр Вова Путин. Не бесплатно (за откат 4%, как утверждает Фрейдзон).
Фрейдзон знал всех основных игроков топливного рынка Петербурга в 90-е, авторитетов , чиновников. В 2015 г. в интервью радио «Свобода» он вспоминал:
«Тимченко нужен был сбыт для его организации «Кинэкс»…. Там было некоторое условие, которое всеми участниками бизнеса выполнялось вплоть до последнего времени, пока не вошел «Лукойл» [это уже в 2000-х гг.], что все нефтепродукты берутся только от Киришей. Ни от кого больше – категорически нельзя (…)
Команда работала вся вместе: Васильев, Кумарин, Трабер, Скигин, Тимченко. Было распределение ролей, задача была понятная. По существу – взять все снабжение по Северо-Западу, в большей степени экспорт и внутреннее городское, обеспечив тем самым сбыт и для Тимченко. У Тимченко был и локальный сбыт – весь Питер обслуживался на Ручьях…»
«Ручьи» — это та самая нефтебаза с хранилищами бензина, которую бандиты отжали у «Сургутнефтегаза» в 1996. «Команда», которая работала вся вместе — это тамбовская ОПГ, чекисты и чиновники.


6. Эпоха Гунвора.
В конце 90-х с возвышением Путина в Москве, бригада Тимченко стала тоже выходить на новые высоты. В 1997 г. Тимченко и его IPP вошли в состав акционеров «Банка «Россия». Банк «Россия» это путинский общак, банк кооператива «Озеро» (будущие дачники Ковальчук, Якунин и др. вошли туда еще в 1991 г.).
Теперь общак пополнился деньгами киришского НПЗ, которые шли через IPP и «Кинэкс». Тимченко и бригада получили в банке около 20% акций, а Андрей Катков с 1998 г. стал там председателем Совета директоров. Эта схема потом повторится не раз в 2000-х гг. Как только путинские на что-то наложат лапу, это сразу тащится в банк «Россия». Все потоки в одном месте и под контролем.
Здание на пл. Растрелли , д.2 в Петербурге. Штаб-квартира банка «Россия». Когда-нибудь его назовут «Озёрный дом» и откроют музей путинской мафии. А пока здесь проходят миллиарды от торговли нефтью, сюда переводят все украденное из «Газпрома» (газпромбанки, сибуры , согазы), отсюда управлялись оффшоры Ролдугина в Панаме.

Еще одна любопытная деталь: до 1999 гг. «Кинэкс» был компанией, которая специализировалась на торговле нефтепродуктами. Но в 1999 они занялись еще и сырой нефтью. Естественно, тоже сургутской.
Поначалу, в 1999-2002 г. «Кинэкс» был только одним из посредников, торгующих нефтью «Сургута», и не самым крупным. Однако в отличие от других он забирал нефть у «Сургута» по ценам намного ниже рынка. Англо-американский инвестор Уильям Браудер в 2000-х гг. провел расследование деятельности «Кинэкса» на основе данных таможенной статистики.
Выяснилось , что «Кинэкс» брал нефть в Сургуте со «скидкой» 35 долларов с тонны (около 7 долл. с барреля), а перепродавал за рубежом уже по нормальным ценам. Учитывая, что баррель в начале 2000-х стоил около 20 долларов, нефть доставалась «Кинэксу» на 25% ниже рынка. Таким нехитрым путем в 1999-2002 гг. путинские выкачали из «Сургута» около миллиарда долларов.
Уильям Браудер, глава международного инвестфонда «Эрмитаж Капитал Менеджмент».

Браудер расследовал схемы «Кинэкса», а также требовал от «Сургутнефтегаза» раскрыть владельцев контрольного пакета этой нефтяной компании (которые засекречены с 2003 г.). Все это вызвало бурную реакцию в Кремле, который объявил Браудеру настоящую войну.

Вдобавок в 2007 г. аудитор Браудера Сергей Магнитский вскрыл схему, по которой некие чиновники украли 230 млн. долл. из бюджета РФ через московскую налоговую. Деньги ушли за границу. Схема была серийной, это только один эпизод.
Украденные деньги потом находили частями в самых разных уголках мира. А в 2016 г. часть их нашлась в оффшорах виолончелиста Ролдугина. Оказывается, Владимир Владимирович и таким гешефтом не брезгует…

Но начался конфликт Путина и Браудера с «Сургута». А схема с «Кинэксом» — это была классика бандитского капитализма 90-х —  называется «приватизация прибыли». Не важно, на кого записана контора, главное, кто её доит, сидит на потоках.
А потоки, между тем, росли. Вскоре запахло уже реально большими деньгами (десятками миллиардов). И тогда в 2002-2003 гг. Путин с Тимченко провели революцию в «Сургутнефтегазе»: всю корову забрали себе. Старых партнеров Тимченко (Каткова, Малова и Ко) из бизнеса выкинули. Зачем делиться с теми, кто больше не нужен?
После чего вся система сбыта нефтепродуктов и сырой нефти «Сургута» была перестроена. Весь сбыт «Сургута» перевели на двух монопольных посредников: фирмы «Сургутэкс» и «Гунвор». Первая села на сбыт нефтепродуктов , вторая – сырой нефти. 15-летняя эпоха «Кинэкса» на этом завершилась. Началась эпоха «Сургутэкса» и «Гунвора».

«Сургутэкс» был создан в Петербурге в 2002 г. Уже к 2004 г. по данным «Форбс» его оборот с нуля вырос до 360 млрд. руб. в год (12 млрд. долл. по тому курсу). Шутка ли – весь сбыт нефтепродуктов «Сургутнефтегаза» внутри страны и за рубежом.
Дальше пришел черед сырой нефти. Фирма «Гунвор» появилась в Женеве еще в 1998 г., но до 2002 года о ней мало кто слышал. Зато потом ребята из «Гунвора» вдруг стали гнать российскую нефть за рубеж в космических объемах – десятками миллионов тонн. В 2004 г. оборот «Гунвора» составил 5 млрд. долл., в 2006 – уже 40, в 2010-х перевалил за 80.
«Гунвор» получил монополию на экспорт нефти «Сургутнефтегаза», а после захвата «Юкоса» — влез и туда, взяв порядка 40% сбыта «Роснефти». А потом они еще и ТНК-BP нагнули (Фридмана и «Альфа-Банк»), чтоб те работали с «Гунвором». Короче, Вова Путин и друзья вошли во вкус.

В 2007 г. аналитики нефтяного рынка с изумлением обнаружили, что из 250 млн. т экспорта нефти из России — 80 млн. (почти треть) вывез «Гунвор». И это не предел, в дальнейшем обороты только росли. Заработанные деньги вкладывались по всему миру. «Гунвор» превратился в империю с офисами на всех континентах,  танкерным флотом, своими терминалами в Усть-Луге и Новороссийске. Ребята купили три НПЗ в Европе (Антверпен, Роттердам и Ингольштадт) и нефтепровод вдоль Панамского канала.
А еще пацаны-гунворы — патриоты своей страны и помогают отечественному спорту: «Гунвор» — спонсор хоккейного и футбольного клуба «Серветт» (Женева).
Женева, ул.Роны д. 80-84. Штаб квартира «Гунвор». Из этого здания контролируется экспорт нефти «Сургутнефтегаза». В Сургуте качают, тут пилят.


7.Тайны сургутского вора.
Кто были учредители «Сургутэкса» и «Гунвора» ? – В «Сургутэксе» 51% получил Тимченко, а 49% — некий Петр Колбин. Тимченко представлял его как своего друга детства, якобы их отцы — офицеры Советской армии вместе служили в ГДР в 1960-х гг. Потом Колбин работал мясником в магазине, а в 2000-х Тимченко решил помочь другу материально: взял в долю в нефтяном бизнесе. Вот такая легенда.
Жулики в России любят оформлять фирмы-однодневки на алкашей… Вот так и Вова Путин оформил свою долю в «Сургутэксе» (и не только) на друга детства Петю Колбина из Ивангорода (Ленинградская обл.). Колбин на самом деле — друг детства Путина, они знакомы с 2 лет. Отец его не офицер, а школьный учитель (об этом мы еще поговорим чуть позже). Ну а «бизнесмен» Колбин такой же, как виолончелист Ролдугин. Просто держатель чужих капиталов.

Что касается фирмы «Гунвор», то её учредители долго были секретом для широкой публики. Ситуация усугублялась тем, «Гунворов» было несколько. Один в Швейцарии (которой, собственно, вывозил по 80 млн. тонн нефти из России), но его учредителем был другой «Гунвор» — с Кипра. Кроме того, часть операций (наиболее мутных) проходила через «Гунвор» с Британских Виргинских островов. Короче, там целая банда гунворов собралась.
В 2007 г. стало известно, что учредителями «Гунвора» являются три человека — Тимченко, швед Торбьерн Торнквист и некий третий акционер, имя которого не разглашалось. Швед Торкнвист — профессиональный нефтетрейдер, который работал еще с чекистами из «Юралса» в 90-х, где и познакомился с Тимченко.
Торкнвист (крайний слева) с друзьями:

Когда в 2002 стали раскручивать «Гунвор» , Тимченко и Торкнвист переехали в Женеву, поближе к штаб-квартире, поселившись в особняках напротив друг друга.
Третьего акционера «Гунвора» Тимченко и Торкнвист долго не раскрывали. В 2007 Торкнвист заявил СМИ, что секретный третий акционер, имя которого он называть не имеет права, «никак не связан с политикой», но именно он дал денег на первоначальную раскрутку фирмы. Инвестор типа.
Однако примерно в 2009 г. имя этого человека все же было обнародовано: Петр Колбин. Он вложил в «Гунвор» личные сбережения, накопленные в мясном отделе продуктового магазина (шутка).
В 2014-15 гг. Тимченко и Колбин попали под санкции как доверенные лица Путина. А в 2016 г. в интервью Би-Би-Си зам. министра финансов США Адам Шубин, заявил, что по мнению компетентных органов США в «Гунвор» были вложены личные деньги Путина и он имеет прямое отношение к раскрутке этой конторы.

Ясное дело, в самом «Гунворе» все отрицают. Если вы возьмете любое интервью Торнквиста, там везде одна и та же легенда: собрались гениальные бизнесмены, швед и мясники-чекисты. И попёрло. Хотя причина успехов лежит на поверхности: некто велел «Сургутнефтегазу» перевести на них свои потоки. Он-то и есть истинный автор их бизнеса.

Сколько денег Вова-Гунвор и друзья подняли на экспорте сургутской нефти? Учитывая, что «Гунвор» — прямой наследник «Кинэкса», который еще в 1999-2002 гг. забирал сургутскую нефть по ценам на четверть ниже рынка, то речь идет о миллиардном состоянии. В 2007 г. политолог Станислав Белковский в интервью газете «Вельт» оценивал прибыль «Гунвора» за 2006 г. в 8 млрд. долларов (при обороте 40). Это за один год.
Официально, впрочем, «Гунвор» никогда не раскрывал свою прибыль за 2002-2010 гг. Только выручку. После 2010 головная контора (которая в Швейцарии) стала показывать и прибыль, но самый минимум — 1-2% рентабельности. Остальное рассовывается по оффшорам.

8.Сосед по койке.
В декабре 2001 г. в поселок Ясный Пинежского р-на Архангельской обл. пришло письмо. На почте не поверили своим глазам. Президент РФ Путин поздравлял местного ветерана, Виктора Ивановича Колбина, с днем рождения. Еще бы, ведь дядю Витю Вова знал с детства.
Виктор Колбин родился в 1922 г. в деревне под Кингисеппом (Ленинградская обл.). Воевал, после войны стал учителем. Помотался по стране. Работал в Оренбурге, потом в Ленинграде и области, в 1960-х гг. — несколько лет действительно провел в Германии, учителем в школе под Берлином для детей советских офицеров. Ну а с 1971 г. переехал на Север и много лет был директором школы в Пинежском районе.
Виктор Колбин с коллегами по школе. 1974 г.

В 1950-х в Ленинграде у Виктора Колбина был друг по имени Владимир Спиридонович Путин. Они близко сошлись, вместе проводили отпуск вместе в деревне Именицы под Кингисеппом. Родители Путина жили там у родни Колбина. И был у Колбина-старшего сын Петька, который с детства дружил Володькой, сыном Спиридоныча.
Отец и сын Колбины. Петр Колбин (справа) — друг детства Путина и акционер «Гунвора» и «Сургутэкса».

Старик Колбин в 2000-х несколько раз давал интервью СМИ.

В одном из них (для газеты «Правда Севера» , номер от 17.01.2002 г.) Колбин-старший вспоминал:
«С родителями Владимира Владимировича Путина очень близко знаком с 1954 года. Володе было тогда два годика. В деревне Именицы семья Путиных снимала комнату у моей тетушки. Там я и познакомился с Путиными (…).
Каждое лето Путины приезжали на дачу, где отдыхал и я, учившийся тогда в аспирантуре педагогического института имени Герцена. Мы [Колбин-старший и отец Путина – прим. авт.] оба блокадники, оба пережили самое страшное — войну, быстро нашли общий язык (…).

Колбин-старший в 2002 г. (он умер в 2014 в возрасте 92 лет):

В том интервью 2002 г. есть занятные подробности про похождения его сына Петьки с другом Володькой:
«Однажды с Петькой, моим сыном, они пошли на танцы в соседнюю деревню. Это было в 1969 году. Петьке — 18 лет, Володе — 17. Там к Петьке подлез один. Сын у меня не из слабых — шлепнул по загривку. За местного заступились хозяева танцев и начали Петьку дубасить. Володя (их только двое из нашей деревни было) скомандовал: «Петька, в угол!», заслонил Петьку и пятерых обработал. Отметелил, одним словом, обидчиков Петра. Он тогда уже занимался борьбой. Прибежали в Именицы, я уже спал. Утром просыпаюсь, на полу кровь, подхожу к кровати — в обнимку спят. У Петьки лицо в синяках, а у Володи разбиты губы. Бужу и говорю: «Ну, что пацаны, дали вам прикурить?» «Нет, — отвечают. — Пойди в Пустомержу и узнай, какой мы там концерт устроили (…).
Петька, думаю, с Владимиром Владимировичем поддерживает связь. А может, и работает у него. Но мне об этом не говорит. «Папа, не засоряй себе мозги тем, что не надо знать».
Похождения Петьки и Володьки с привязкой к местности:

Смешная история. Пошли Путин с Колбиным в Пустомержу на танцы, подрались с деревенскими, всех раскидали якобы, но и сами получили по роже. «На полу кровь, подхожу к кровати – в обнимку спят». Если это лето 1969, как говорит Колбин-старший , то Путину – 16, Петру Колбину – 17. А чего они спят в одной кровати, обнявшись? Нехватка койко-мест деревне? Кстати, кровать эту теперь перевезли в Швейцарию, она выставлена в корпоративном музее компании «Гунвор» в Женеве (шутка).
Ну а самое главное в этом интервью: отец Колбина говорит, что Петька до сих пор (2002 г.) с Володькой «поддерживает связь, а может, и работает у него». Но от отца скрывает – папа, мол, «не засоряй мозги, тебе это не надо знать».
Петьке было скрывать от папы. С 2001 г. он — учредитель фирмы «Разноэкспорт», которая тут же становится крупным поставщиком «Газпрома» с миллиардными оборотами. С 2002 он появляется «Сургутэксе». Потом всплывает в «Гунворе». А еще там Южно-Тамбейское месторождение газа на Ямале у него было одно время. Ну, короче, папе – заслуженному ветерану лучше было действительно не знать всего этого.


9.Самый богатый человек в мире.
После 2002 г., как «Сургутнефтегаза» облепили гунворы и сургутэксы, внутри самой этой нефтяной компании тоже стали происходить удивительные вещи. Во-первых, «Сургут» практически перестал тратить прибыль от добычи нефти. То есть та прибыль, которая все-таки оставалась в компании за вычетом путинских посредников — её начали копить на счетах. Год за годом клали на депозиты в Сбербанке, ВТБ, не инвестировали в расширение добычи, как делали все остальные нефтяные компании.
Таким путем к 2016 г. на счетах «Сургута» скопилось уже около 30 млрд. долл. Т.е. владельцы контрольного пакета «Сургутнефтегаза» располагают суммой денег на счетах, сопоставимой c Резервным фондом РФ. Это точно самые богатые люди в России, а возможно и в мире. Ведь все эти состояния западных миллиардеров (типа 90 млрд. долл. у Билла Гейтса) это, в основном, «бумажные» капиталы, оценка акций и долей в предприятиях. 30 млрд. кэшем не имеет никто, даже саудовская королевская семья.
И вот тут появляется вторая странность. С 2003 года «Сургутнефтегаз» прекратил публиковать какую-либо информацию о своих акционерах. Это превратилось в тайну за семью печатями, которую «Сургут» отказывается раскрыть даже в суде. «Сургутнефтегаз» — частная компания, кому-то она принадлежит. Вы когда-нибудь видели бесхозные 30 млрд. долл.? Спросите у любого, кто стал олигархом при Путине – на смех подымут.

В 2008 г. на собрании акционеров «Сургутнефтегаза» генеральному директору Богданову задали вопрос: а кто владелец контрольного пакета компании? Владимир Богданов, бессменный гендиректор «Сургута» с 1984 г., не ответил на этот вопрос. Сказал, что у него, мол, у самого копеечный пакет (2%), а у кого остальное — он не знает. Т.е. Богданов, как директор «Сургутнефтегаза», работает на этих таинственных владельцев, но кто они — нет, не знаком. Или вернее — нет, не скажу.
Владимир Богданов (слева) и его питерские друзья. Дюков в 90-х — доверенный человек авторитета Трабера (тамбовская ОПГ) в морском порту Петербурга, потом директор «Газпромнефти». Тимченко — доверенный человек авторитета Путина. Богданов, кстати, могу спросить у этих двоих, кто хозяин «Сургутнефтегаза». Они должны знать.

Пикантность ситуации еще в том, что несмотря на все потоки нефти, народ в России живет небогато. Мягко говоря. В апреле 2016 г. средняя зарплата в РФ за вычетом налогов составила 31 503 рубля или 430 евро. Это уровень Румынии (там 423 евро) и ниже Турции (584 евро). На 17-м году правления Путина такие успехи, да.

Учитывая, что компания «Сургутнефтегаз» стоит 30 млрд., россияне с их 430 евро в месяц могли бы порадоваться за владельцев «Сургута», своих соотечественников (если они им соотечественники), которым в нищей стране привалило такое счастье. Но эти таинственные владельцы не хотят показываться россиянам. Видимо, опасаются, что радость будет слишком бурной.

Поскольку «Сургутнефтегаз» не раскрывает имена своих владельцев, а гендиректор Владимир Богданов «не знает», кто они, то вычислить их не раз пытались по косвенным признакам. В том числе путем анализа отчетности связанных с «Сургутом» фирм.
Но все поиски рано или поздно приводили в так называемые «кольцевые схемы». Так, в 2007 г. выяснилось, что 72% акций «Сургутнефтегаза» держат 23 некоммерческих партнерства, каждое из которых владеет другим, образуя круг. В 10 директором был Богданов, в остальных — менеджеры и клерки из его аппарата. В 2011 г. к этому кольцу добавилось еще менее понятное кольцо из 7 фирм на Кипре, на которое перевели часть акций.
«Кольцевые схемы» были популярны в лихие 90-е. Ничего нового в них нет. Обычно они означают, что предприятием скрытно владеет директор и его партнеры. Но Богданов всегда это отрицал.
Владимир Богданов (справа) в Кремле на вручении ему звезды «Герой труда РФ». Труд большой, да. В 10 фирмах быть директором, за остальными 20 присматривать.

Сколько бы Богданов не говорил, что не знает хозяев «Сургута», но кольцевые схемы означают, что акции контролирует именно он и его подчиненные. Вопрос в том, это все – его? Или он держит их для кого –то?
Владимир Милов, зам. министра энергетики РФ в 2002 г., а ныне оппозиционный активист, в своих выступлениях в СМИ (как российских, так и зарубежных) утверждал, что Богданов в 2002-2003 гг. факту утратил контрольный пакет «Сургутнефтегаза», который он когда-то отхватил в 90-е. Крутой нрав питерской братвы Богданову известен еще по 90-м. Он предпочел лечь под них. Как он сделал ранее в «Ручьях» в 1996, где был членом совета директоров, в Киришах и далее везде.

Теперь «Сургут» по выражению Милова — это «частный стабфонд» Путина. Сбережения на черный день. А Богданов у него младший партнер и наемный менеджер. Именно поэтому прибыль, оставшуюся после гунворов, не тратят. Хозяин гунворов не велит. Это его пенсия на старость.
Есть чем гордиться, дорогие россияне. В России живет самый богатый человек в мире, у которого только на пенсию отложено 30 млрд. долларов. Он поднял с колен своих друзей-миллиардеров и себя не забыл. А вы получите свои 430 евро и распишитесь.